реклама на «Dжаз.Ру»: в сети с 1997 года - всё о джазе по-русски!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #45
Большой джаз вернулся в Томск
Вот и в Томск снова пришел большой джаз. 3 декабря - уже традиционно - в зале драматического театра состоялся концерт в рамках "Дней культуры штата Огайо и земли Lake Erie West (США) в Томске". Стараниями томского джазового энтузиаста Асхата Сайфуллина и при поддержке местной власти, спонсоров, а также консула по культуре от Lake Erie West на нашу Томскую землю вместе с двумя музыкантами из Огайо прибыла выставка американских художников, представленная шестью десятками оригинальных произведений. Выставка будет работать три недели в залах художественного музея.
Теперь о самом концерте. Зал был полон. Маршем святых открыл первое отделение биг-бэнд под управлением Владимира Писанко. Я уже писал как-то об этом оркестре, который проходит по военному ведомству - и, соответственно, в его исполнении слишком слышна "медь". Но кое-какие задатки джазовости в стараниях музыкантов есть. Только мягше бы надо, мягше!
Владимир ТимофеевС оркестром посолировал тенор-саксофон новосибирца Владимира Тимофеева, в другой пьесе - труба американца Грегори Харрингтона. Затем публике было представлено новое на томской джазовой сцене, внешне довольно приятное лицо - певица Людмила Теплова. Ее представили так: дескать, она пела в ресторанах "всякую попсу", а теперь решила попробовать себя в джазовом вокале. Людмила спела парочку вещей с оркестром и тройку - с трио гитариста Игоря Байбурова. Обладая неплохим, теплым (в соответствии с фамилией) тембром голоса, певица вовсю старалась интонированием и тщательным "пропевом" каждой буквы чужого языка приблизиться к первоисточникам джазового пения. Однако петь о поспевших плодах в саду у дяди Вани и передать страдания о любимом "мэне" в балладе - совершенно разные вещи. Но появление новой певицы (как известно, в нашем джазе ощущается их страшный дефицит) вселяет некоторую надежду: если с ней будут серьезно работать (я имею в виду пение и именно джазовое), то все может быть.
И все-таки первое отделение навеяло тоску, если не сказать - разочарование и скуку. В перерыве отдельные личности направлялись в гардероб. Но "на джаз" ходит публика избранная, и для него неважно ее количество - важно качество. Большая часть все-таки осталась "попытать счастья" для во втором отделении. И не ошиблась.
Сергей КушилкинНа сцене один за другим появились: принимающий хозяин вечера Асхат Сайфуллин (контрабас), томский гитарист Николай Широков и гости из Новосибирска - тенор-саксофонист Владимир Тимофеев и вибрафонист Игорь Уваров, из Кемерова - тенор-саксофонист Владимир Панфилов, из Иркутска - барабанщик Сергей Кушилкин. И наш американский гость - трубач Грегори Харрингтон. Вот такой командой они отработали шесть разноплановых пьес на одном дыхании. Начали с эллингтоновской заставки "Take the A Train", затем пошел "All Blues", который сменили калипсо Сонни Роллинса "Святой Томас", хрустально-нежное гарнеровское "Туманно", вечная босса-нова "Девушка из Ипанемы" и искрящийся "латин". Все вроде бы знакомое, и в то же время - другое.
Это ведь джаз - свобода самовыражения. Поэтому раскладывать на отдельные ноты и аккорды исполнение каждой пьесы бессмысленно. Необходимо личное присутствие при каждом джазовом "священнодействии". Музыканты "заводятся" от стонущей публики и - творят невозможное, от чего публика "заводится" еще больше и все больше подогревает джазменов.
Трубач Грегори Харрингтон с внешностью "своего парня", с окладистой бородой, напоминающий какого-то индийского божка, имеет классическое музыкальное образование и играет сейчас в президентском оркестре в Мексике. Очень любит играть джаз, но, очевидно, в свободное от работы время. Обладает чистым красивым звуком (напомнил мне Тимофея Докшицера), хотя нужно ли это в джазе?: Не думаю, что он широко известен в Штатах, но, надеюсь, у него все впереди. Разумеется, он хорошо знаком с джазовой тематикой, и в "All Blues" небезуспешно попытался воспроизвести звучание "засурдиненного" Майлса Дэвиса. Все свои импровизации исполнил ровно, без помарок. Как учили.
Трое из присутствующих музыкантов - Сайфуллин, Тимофеев и Уваров - еще в 1985 году играли в знаменитом сборище Сергея Беличенко "Снежные дети". Первые опыты ансамбля были посвящены осмыслению натуральной музыки народов, населяющих Сибирь, а Асхат тогда четко ориентировался в этих малоизученных культурах. С тех пор музыканты переиграли массу музыки самых различных направлений в разных ансамблях и теперь вновь встретились на нашей сцене. Владимир Тимофеев отыграл в свойственной ему манере - холодно, но приятно, как Стэн Гетц. Он получил музыкальное образование в Новосибирске, прошел хорошую школу исполнительства, особенно в биг-бэнде Владимира Толкачева. Подробности можно прочесть на его персональной странице.
А вот тенор другого Владимира совершенно потряс публику. Свободное владея стилем, без всякого напряжения, он переходил от низкого звучания к высокому. Непрерывный свинг, оригинальные импровизации... И все это - при его весьма скромном, почти извиняющемся поведении на сцене: мол, это не я, а инструмент все выделывает. Панфилову заслуженно досталась наибольшая часть аплодисментов.
Об Игоре Уварове мне всегда хочется писать в превосходных степенях. Мастер есть мастер. Теперь, после смерти Милта Джексона, у него стало меньше конкурентов. (Ой, г-н автор! Ой! - ред.)
Хорош был иркутянин Кушилкин. Очень грамотно держал ритм и фундамент для разворачивающихся импровизаций своих сотоварищей по ансамблю. В тоже время, когда предоставлялась возможность, разражался весьма "вкусным" соло, за что и получал свою долю оваций.
Об Асхате не говорю, чтобы не впасть в совершенный субъективизм. Для него, наверное, нужно уже завести свою страницу на сервере (присылайте - заведем! - ред.)
Сюрприз от устроителей концерта был в конце вечера, когда объявили еще одного американца, который должен выступать в другом концерте с преобладанием народной музыки, но не удержался и решил сыграть с этими ребятами. Вышел Марк Ларсен, крепкий мужик с прической, напоминавшей ирокезов: пышный, смоляного цвета гребень разделял бритую голову на две части. Зазвучал хит всех времен и народов "C Jam Blues", и Марк сходу начал выдавать такую импровизацию на индейской продольной флейте, что публика застонала от восхищения. Все остальные ребята отыграли свою часть уже при стоящей и аплодировавшей публике.
Одна околоджазовая дама спросила меня после концерта: "Не может быть, чтобы на такой палке можно было так сыграть". Что тут скажешь? Можно свинговать на любой палке, если это делает Мастер.
Так начался новый джазовый сезон в Томске. Что нас ждет впереди - многое зависит от преодоления финансовых трудностей, заинтересованности и великодушия спонсоров, а также поддержки местных властей. А энтузиазма Асхату Сайфуллину не занимать.

Валерий Рыбаков, Томск

На первую страницу номера