ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #26, 2005

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading
Майкл Трэйси: "Уважая традицию, мы не должны делать это за счет будущего"
Майкл ТрэйсиЗакончив университетский курс по классу саксофона в 1969 г., Майкл Трэйси уже три с половиной десятилетия трудится на ниве джазового образования. У него вышло всего три сольных альбома (1999, 2002 и 2003), но они демонстрируют, что он прекрасный, подвижный, глубоко укорененный в джазовой традиции, но вполне современный по мышлению саксофонист - что и неудивительно: ведь среди тех, у кого он учился, не только его гуру Джейми Эберсолд (создатель одной из самых оригинальных систем заочного обучения молодых музыкантов - так называемых "эберсолдовских фонограмм), но и такие титаны, как Джо Хендерсон и Дейв Либман. Много лет Майкл Трэйси возглавляет созданную Джейми Эберсолдом джазовую программу Музыкальной школы Университета Луисвилла (штат Кентукки) и при этом много и успешно путешествует по всему миру - проводит мастер-классы в Польше, консультирует создателей первой программы высшего джазового образования в Эстонии или участвует со своими русскими стажерами, осенью прошлого года посетившими Эберсолдовскую школу, в Ярославском джазовом фестивале ("Джаз над Волгой", март 2005).

Каковы основные отличия джазовой программы Музыкальной школы Университета Луисвилла от программ других музыкальных учебных заведений? Пресс-релиз школы сообщает: "Благодаря филантропической щедрости г-на Джейми Эберсолда, одного из ведущих специалистов по джазовому образованию в мире, Школа теперь располагает одной из ведущих джазовых программ в стране". В чем именно проявляется сила этой программы?

- По моему мнению, в большинстве крупных высших учебных заведений США джазовые программы вполне схожи. По каждому курсу, предлагаемому студентам, довольно трудно придумать что-то радикально новое. Главная разница между программами в разных школах - все-таки состав преподавателей (включая тех, кто занят частично), состав студентов и степень автономии внутри своей школы, которой обладает данная программа.
Преподаватели джазовой программы Джейми Эберсолда - это выдающиеся исполнители, обладающие также опытом в джазовой педагогике. Многие преподаватели прошли всю систему джазового образования снизу доверху, от студенческой скамьи до преподавательской кафедры, что дало им уникальную возможность увидеть весь процесс обучения джазовой импровизации изнутри. Они активно работали с основателями движения джазового образования и продвигались в направлении развития своего индивидуального подхода к преподаванию. Кроме того, в составе преподавателей сбалансировано количество представителей разных поколений, что позволяет студентам иметь широкий спектр возможностей обучаться и новым концепциям, и проверенным методам.
Состав студентов у нас очень разнообразный, при этом в нем есть здоровый баланс студентов первых четырех лет обучения (undergraduate students) и старшекурсников (graduate students), которые на занятиях и в ансамблях играют вместе. У нас есть студенты со всех концов США, а также из Австрии, Бразилии, Канады, Чехии, Англии, Германии и Турции. При этом мы поощряем участие старшекурсников в образовательном процессе - когда они помогают советом и личным примером младшим студентам.
Джазовая программа Университета Луисвилла - составная часть всей программы обучения в Школе Музыки. Работая в связке с более традиционными программами изучения других видов музыки, джазовая программа в то же время имеет значительную автономию, что проявляется в самых разных вещах. Например, мы проводим ежегодный фестиваль "Джазовая неделя" (Jazz Week Festival). К нам приезжают артисты-гости, которые проводят "клиники", творческие мастерские, да и просто выступают у нас. Мы проводим программу "Джаз в школах" - ездим с концертами по местным средним школам; у нас есть совместные программы с местными любительскими джазовыми организациями, а кроме всего прочего - наши студенты и преподаватели ездят выступать за рубежом. Ну и, наконец, уже 28 лет наша Школа проводит знаменитую Летнюю джазовую мастерскую Джейми Эберсолда, самую уважаемую в мире образовательную программу такого рода.

Джазовый критик Скотт Янов написал однажды: "Майкл Трэйси большую часть своей карьеры провел, преподавая джаз в Луисвилле. Его альбом"Gusting" показывает, что он не только преподаватель, но и превосходный джазовый импровизатор, особенно силен он на тенор-саксофоне"... Что привело вас к решению стать джазовым музыкантом? Что повлияло на решение сконцентрироваться на преподавании (в противовес исполнительской карьере), или такой дилеммы не было?

- Музыка всегда была важной часть моей жизни, сколько я себя помню. Мои родители не ьыли музыкантами, но были очень музыкальны. У нас дома всегда звучала музыка - классика, биг-бэнды, джазовые стандарты и т.п. Я всегда хотел играть на чем-нибудь, а у одного из друзей нашей семьи был альт-саксофон, так что я именно на этом инструменте и начал учиться играть, когда мне было восемь. Я изучал обычный оркестровый репертуар, брал частные уроки. В колледже я изучал академический саксофон, но играл и в биг-бэнде. Мне одинаково легко было играть и классику, и оркестровый джаз, но джаз был и веселее, и интереснее.
В 17 лет я встретился с Джейми Эберсолдом, и эта встреча заставила меня сконцентрироваться на джазовой импровизации.
Я считаю, что все приличные музыканты любят играть на публике, особенно после того, как столько времени и энергии потратят на занятия. Но вот возможностей играть на публике не так уж много. Мне никогда не приходилось принимать решение - играть или преподавать? Мне нравилось преподавать, и это давало мне возможность работать с другими музыкантами, зарабатывая при этом на жизнь. На самом деле, я учусь у студентов едва ли не больше, чем они - у меня. Я вынужден все время заниматься, чтобы оставаться на современном уровне, и поэтому лучше понимаю, чему именно нужно учиться студентам.

Система джазового образования в США сильна и многочисленна, как никогда ранее. Однако количество рабочих мест для джазовых исполнителей сейчас намного меньше, чем оно было до эпохи расцвета джазового образования, до Эберсолда, до 1970-х. Какое будущее ожидает молодого музыканта, который сейчас начинает свое обучение?

- Это трудный вопрос. Вы правы, рабочих мест для музыкантов - причем во всех стилях - немного. Есть только определенное, - небольшое - количество джазовых клубов, мест в оркестрах и других возможностей профессиональной работы, особенно таких, за которые платят хоть какие-то деньги. Я говорю студентам, что нужно быть как можно более гибкими и ни на чем не замыкаться. Нынешнему музыканту нужно уметь откликаться на любую возможность играть, что означает, что он должен уметь умеренно играть во всех стилях. Музыкант должен быть творческим человеком не только непосредственно в музыке, но и в умении подать ее, он должен уметь развлекать (в лучшем смысле слова).
У меня много друзей в музыкальном мире. Без вопросов, джазовые музыканты - самые умелые, и они находят - и выполняют! -работу там, где другим не придет в голову ее искать. Импровизация становится частью всей нашей жизни, способом нашей жизни: мы сами создаем свою жизнь.
Что ожидает молодых студентов? Трудности, которые я не мог бы себе представить в их возрасте. Музыкант все еще должен хорошо играть (и технически, и музыкально), невзирая на препятствия, с которыми придется столкнуться. Наша задача - подготовить их к тому, чтобы на эти трудности они смотрели как на возможности развития. Показать им, как преодолевать трудности и не сдаваться.
Сегодняшние музыканты обязаны иметь навыки не только в музыке, но и в бизнесе. Мы должны познакомить их с теми, кто может дать им совет и поддержку. Предоставить им возможности - и исполнительские, и преподавательские - которые на практике помогут им почувствовать, что ожидает их в реальном мире после обучения.
Молодой музыкант сегодняшнего дня не должен бояться технологий. Он должен знать, как пользоваться компьютером - для создания и публикации музыки, для общения с коллегами-музыкантами и потенциальными работодателями, для того, чтобы их мозг научился организованности, был открыт новым идеям и концепциям.

Что можно сделать, чтобы привлечь к джазу новую аудиторию? Как вдохнуть в джаз новую жизнь - сохраняя его классические формы, или рождая новые, или каким-то еще образом?

- Все, кто любят джаз, ответственны за то, чтобы привлекать к нему новых людей. Аудитория должна иметь возможность слушать тех великих мастеров, кто еще выступает - так мы отдаем долг уважения традиции. Но, уважая традицию, мы не должны делать это за счет будущего. Важно дать возможность новым поколениям музыкантов заявить о себе. Важно поддерживать равновесие между традицией и новаторством, потому что это важно для того, как эту музыку воспринимает общество, и для того, чтобы аудитория расширялась.
Позиции, на которых находится музыка сейчас, нельзя воспринимать как сами собой разумеющиеся. Образование играет важную роль в поддержке этого вида музыкального искусства и в расширении его аудитории. Я считаю исключительно важным, что артисты должны взаимодействовать со слушателями, со студентами, с теми, кто поддерживает джаз. Я знаю также, что большинство артистов любит общаться с людьми. Они рассматривают это как возможность сохранения в человеческой памяти того, что они любят и ценят. Это общение с аудиторией - важный способ сохранить жизненность и значимость музыки и для музыкантов, и для их слушателей.
Я постоянно сталкиваюсь с тем, что большинство людей находят джаз интересным и заслуживающим слушания только тогда, когда у них есть возможность слышать его живьем, так сказать - из первых рук. Ничто не может заменить это - видеть и слышать играющих музыкантов, чувствовать их энергию, ощущать, что при тебе происходить процесс творчества. Главный трюк тут - как предоставить новичку возможность услышать и увидеть это. Чем в более раннем возрасте это произойдет, тем лучше. Концерты в школах и другие выступления перед возможно более широкой публикой позволяют нам делиться людьми нашим музыкальным опытом. Джазовые музыканты любого возраста и любой степени известности должны, обязаны использовать каждую возможность, играть наилучшим образом, публично объяснять, почему они выбрали именно джаз - потому что вы никогда не знаете, кто вас слушает и как ваша игра, ваши слова повлияют на слушателей.

Вам доводилось встречаться с результатами российского музыкального образования, когда вы работали с молодыми российскими музыкантами - и в Луисвилле, когда там практиковалась группа молодых стажеров программы "Открытый мир", собранная со всей России, и затем в Ярославле, где вы снова играли с некоторыми из этих музыкантов. Есть ли разница в подготовке российских и американских молодых музыкантов? Если есть, то к какой разнице в методах и объеме подготовки должен быть готов молодой российский музыкант, если он решит продолжать образование в Штатах?

- У меня была возможность работать с молодыми музыкантами по всему миру, и я нашел, что русские музыканты практически ничем не отличаются от своих коллег в США, Бразилии, Англии, Сингапуре и других странах. Есть базовые музыкальные навыки, технические навыки, которые должны иметь любые музыканты. В целом, как я заметил, джазовые музыканты обычно более любопытны к опыту коллег. У них всегда есть острый интерес к работе других музыкантов.
Учитывая все это, за то небольшое время, что я провел с российскими музыкантами, я заметил и определенную разницу. Прежде всего, я был весьма впечатлен их навыками в области инструментализма - игры на инструментах. Большинство музыкантов из России, с которым я контактировал, обладают уверенными базовыми навыками и развитой техникой игры. Кроме того, их уровень понимания музыки весьма высок. Это понимание нечем измерить, но я ощущал в них большую чувствительность у музыке. Ну и, кроме всего, у них есть отчетливое стремление играть стандартную джазовую литературу так, как ее играли великие мастера: у молодых русских есть очень заметное преклонение перед великими записями джазовой истории. Кроме того, каждый из них был очень сосредоточен и целеустремлен. Заниматься на инструментах для них так же важно, как дышать и питаться.
Я считаю, что большинство американских студентов не получают настолько хорошо структурированной инструментальной подготовки, как их русские коллеги. Американские студенты больше играют в ансамблях, особенно в оркестрах, но меньше занимаются с преподавателем один на один. И еще: хотя конкуренция между студентами в Штатах существует, у русских студентов я чувствовал более острое соперничество. И хотя мне понравилось их внимание к деталям, особенно к "тому, как это игралось в оригинале", я ощущал, что тем российским музыкантам, с кем я работал, непросто было отклоняться от того, чему их однажды научили. Это может в будущем создать им трудности, когда придется работать с теми, кто привык быть гибче.
Я не думаю, что у большинства музыкантов, получивших образование в России, будут сколько-нибудь серьезные проблемы, если они будут продолжать образование в Штатах. На самом деле, они могут даже оказаться хорошим образцом для американских студентов, в особенности в части их стремления к совершенству, их упорства в занятиях.

Беседовал Кирилл Мошков
фото автора

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service