ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 32
2002

подробнее
о Беркли:

часть I

часть II

Яна Тюлькова: это вам не Россия!
Яна ТюльковаВосходящая звезда российской вокально-джазовой сцены, Яна Тюлькова из Нижнего Новгорода, которая сейчас проходит обучение в престижном колледже Беркли в Бостоне, вновь делится с нашими читателями своими новостями из далекой Америки. 

Яна, как настроение, как успехи? Какие экзамены удалось сдать, какие еще предстоят? 

-С каждым днем чувствуется приближение конца семестра (а это значит - выпускные экзамены по всем предметам), темп жизни все ускоряется, и сейчас два прошлых месяца воспринимаются как самые счастливые времена моей жизни в Berklee. Я сдавала экзамен по Elements of Vocal Technique (элементы вокальной техники). Мне поставили 5. В общем-то, я довольна своим результатом, потому как предмет достаточно специфический. Мы проходим строение голосовых связок, как работает наш голосовой аппарат, много анатомии. Приходится учить все сначала на русском, а потом на английском. Согласитесь, работа очень трудоемкая. Порой хочется закончить всю эту науку и пойти лучше попеть. Но потом понимаешь, что без этого ты будешь просто музыкант-любитель. А если удастся освоить, то появится шанс стать суперпрофессионалом. 
Затем у меня был экзамен по Harmonic Ear Training (гармоническое сольфеджио - ред.). Мне поставили 5 + за то, что я угадала почти все полиструктурные аккорды. Это очень сложно. Всегда перед тобой проблема выбора: какой из 6 или 7 аккордов был сыгран? (порой одна нота решает все). Не буду углубляться в специфику определения гармонических последовательностей, скажу лишь одно: мне крупно повезло с педагогом. Тони Джермэйн - очень известный в США композитор, он много гастролирует, кстати, недавно вернулся из Пуэрто-Рико, где проводил творческие мастерские. В Беркли у него несколько учеников из 6 и 7 уровня и наша группа по Harmonic Ear Training. 
Мы сразу нашли общий язык. Последний раз я готовила перегармонизацию темы Майлса Дэйвиса "Blue in Green". Для меня это катастрофически сложно, каждый раз думаю, что у меня не получится, но делаю. И когда перед тобой законченная работа, возникает ощущение, что это твое произведение, что это ты его сочинила. 
На занятиях Тони много играет. Я просто впитываю в себя его музыку. Пытаюсь запомнить его манеру, фразировку, элементы его техники, стиль. После урока я как на крыльях лечу домой, счастливая, довольная, но очень озадаченная. Ведь к следующему уроку предстоит делать новую перегармонизацию, и я совершенно не представляю, как это делать. Но одно я знаю определенно: стоит мне только сесть за рояль, вспомнить наш урок, и идеи польются нескончаемым потоком, как будто я - не я, а Тони. 
Еще я сдала экзамены по гармонии и по Writing Skills. Уроки по гармонии всегда проходят очень интересно и продуктивно. Ребята подобрались достаточно продвинутые, так что скучать не приходится. Все 50 минут - напряженная работа мысли, и только изредка Дэвид Джонсон говорит: "Questions?" (вопросы?). И если все отлично, он ускоряет темп подачи материала, и сразу мозг начинает работать в два раза быстрее, как компьютер. После урока все вместе идем в столовую, и урок продолжается во время принятия пищи (обсуждаем, кто чего не понял и т.д.) 
Еще один предмет, которому я обучаюсь - Writing Skills (навыки аранжировщика). Мы создаем собственные композиции в стиле bossa nova, funk, swing, работаем в программе "Digital Performer", учимся записывать партии всех инструментов на синтезаторе. Сначала для меня это было как изучение китайской грамоты. Помню, свои первые композиции я записывала семь часов, а потом еще четыре нотировала. Работа эта очень увлекательная, но требует целого комплекса разных умений и навыков. 
Много всего происходит здесь. О каждом предмете можно рассказывать часами, потому что каждый педагог в Беркли - неординарная личность, причем заинтересованная в успехах учеников. 
А буквально на днях я была на концерте великого джазового пианиста Чучо Вальдеса, до сих пор нахожусь под впечатлением от этого выступления. Это просто гений. Теперь я понимаю, почему многие хотят подойти после концерта к музыканту, пожать ему руки, попросить автограф. Вы думаете, чтобы помнить этот день? Нет, чтобы рядом с ним хотя бы на одно мгновение почувствовать себя тоже великой, побыть в его ауре. 

А на каких еще концертах известных музыкантов тебе удалось побывать? Может быть, поделишься впечатлениями? 

- В конце июня я побывала на концерте великой джазовой певицы Дайен Ривз, который проходил в Sanders Theatre. Это старинный оперный театр, находящийся в самом центре Кембриджа (район Бостона), неподалеку от Гарвардского университета. Сначала появились музыканты: пианист Питер Мартин, басист Рубен Роджерс, перкуссионист Маньюнго Джексон и барабанщик Грегори Хатчинсон. Но все, несомненно, ожидали появления великой певицы, и как только она вышла из-за кулис - зал обрушился оглушительными аплодисментами. ("Как будто на бис", - подумалось мне). Своей уверенной походкой привыкшего к аплодисментам человека Дайен подошла к роялю и начала первую часть своей программы. (Она заранее знала, что поприветствует публику по завершении первой композиции). Она сразу завладела аудиторией, продемонстрировав свой удивительный дар импровизатора: очень легко, технично, в тоже время упруго, с глубоким чувством свинга и природным ощущением ритма (что характерно для большинства черных музыкантов) она прошлась по всей своей тесситуре, вызвав море оваций. 
Хочется остановиться на том, как она двигается. Это - танец шамана, танец, который своими корнями проникает в глубокую древность, олицетворяя собой единение человека с природой, гармоничность во всем, самобытность, слияние музыки и танца. Звуки джунглей: шелест листвы, голоса диких животных, дуновение тропического ветра, журчание воды - все это саунд Ривз и голос, голос Ривз - голос дикого Тарзана, который ощущает себя "дома" в этом жутком, полном опасностей, незнакомом мире. Но это лишь одна грань творческого облика Дайен.
Другая сторона - это желание делать то, что в театральном искусстве называется реминисценцией - желание вспомнить о том, что было давно в прошлом, может - с печальной улыбкой, а может - и с озорным задором. 
Она поет свою первую джазовую композицию, благодаря которой вышла на большую сцену. В импровизации она имитирует свой голос, который звучал слегка неуверенно, по-юношески взволнованно, технически не идеально, тогда, 20 лет назад. Сколько было надежд в этой импровизации, насколько точно она передала ощущение будущего полета, полета к звездам, чтобы впоследствии самой стать звездой! И следом за ней другая импровизация - Дайен Ривз сегодня. Это величина, это мэтр, это всепобеждающая мощь голоса, который достиг абсолютно всего, о чем она мечтала. Именно тогда возникло ощущение того, что что-то потеряно навсегда и безвозвратно. Да, наивность и чистота сменилась опытностью и рационализмом. Скрябинская идея о всепоглощающей, вечно существующей любви рухнула вместе с идеалом счастья и внутреннего единства. На смену ей пришла идея вечного поиска и холодного рассудка. 
Как в подтверждение моим словам, она поет на бис свою последнюю притчу "Embraceable You". Это диалог голоса (души) и фортепиано (разума). Это мольба - затаенное пианиссимо, которое заставляет тебя невольно податься вперед, и сокрушительное, полное отчаяния форте - на этот раз импровизирует только фортепиано. Это длинная цепочка умозаключений, это щемящие секундовые интонации, со вкусом подобранные альтерированные аккорды, диссонансы и, вместе с тем, удивительное голосоведение, чуткое говорящее туше и в конце мощные, шокирующие своей категоричностью аккорды, которые, подобно рахманиновским колоколам, оповещают о том, что ничего нельзя вернуть назад, ничего нельзя исправить. 
Я удивилась, когда увидела слезы на глазах у людей и подумала: "Неужели они тоже могут чувствовать музыку так же, как и мы?". Да, музыка понятна без слов, она поселяется однажды в твоей душе, и потом уже никогда не покидает тебя. Она - это ты. 
После концерта мы долго хлопали, вызывали Ривз спеть еще раз на бис, но она не вышла. "Да, - сказала я самой себе, - это вам не Россия". У них не принято. А может, она сказала все, что хотела сказать? 

C Яной Тюльковой общался Денис Бессонов
Благодарю за помощь в организации интервью 
радиостанцию "Европа плюс НН"

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service