ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #11
Чик Кориа в Москве: как это было
Чик КориаЧик Кориа и The Chick Corea New Trio выступали в Большом зале Московской консерватории в рамках фестиваля, 100-летию этого зала как раз и посвященного. Первое отделение их концерта 15 апреля было открыто классической "Фиестой", после чего вереницей пошел новый материал - почти весь с новейшего альбома (первого за много лет альбома Чика в трио) "Past, Present And Futures" (Stretch Records, 2001). New Trio, то есть ритм-секция бОльшего ансамбля Кориа (The Origin) - контрабасист Авишаи Коэн из Израиля и барабанщик Джефф Баллард, выступило действительно по-звездному. Изрядно располневший по сравнению с фотографиями прежних лет, 59-летний Кориа не утерял ни техники, ни глубины музыкальной мысли, но приобрел выверенность и точность, приходящие только с очень большим опытом. Невозможно сказать, чтобы он стал консервативнее или "ностальгичнее": нет, он и сейчас на переднем крае, он и сейчас - весь развитие, просто он уже не выплескивает музыку через край, а струит ее равным и мощным потоком.
Авишаи КоэнРоль партнеров - Коэна и Балларда -в трио исключительно велика. Авишаи работает с Чиком уже три с половиной года (за исключением короткого периода, когда он, уехав на новый год в родной Израиль, не смог вернуться в США из-за визовых проблем и некоторое время работал в Тель-Авиве с местным ансамблем, разрабатывающим идею слияния джазового языка и материала разных пластов израильского музыкального фольклора), то же касается и Джеффа. 
Джефф Баллард Между ними двоими, так же как между каждым из них и Чиком, есть то, что джазмены называют good chemistry и что приблизительно можно определить как "интуитивное взаимодействие". Они и впрямь играют, как три пары рук одной головы. В некоторых моментах очень трудно установить, репетировался ли какой-то момент или это так спонтанно рождается совершенно композиторская музыкальная ткань. Помогало то, что звучал материал в основном с только что вышедшей пластинки: она позволяла понять, что на самом деле процент импровизации весьма велик и, следовательно, слышимое взаимодействие - это взаимодействие импровизаторов, а не зубрежка.
Чик Кориа и оркестрВо втором отделении последовало симфоническое произведение Кориа - "Концерт №1", исполненный маэстро вместе с трио и с симфоническим оркестром Большого зала консерватории (в основе своей - студенческим). Дирижировал руководитель оркестра Юрий Ботнарь. Против ожиданий, оркестр оказался вполне на высоте. Только исполненное сочинение вызывало вопросы... Да нет, наверное, не вызывало. Это - весьма американская музыка, отчетливо отдающая "симфоджазовой" традицией XX века, голливудскими оркестровыми партитурами и голливудской же эклектикой. Все вместе достойно всяческого уважения, как любая попытка большого мастера освоить новую для себя форму (и - в меньшей, в данном случае, степени - новый язык), но второй раз слушать это явно будет скучно. Хотя для многих присутствовавших именно в этом сочинении явно крылась главная изюминка вечера - я имею в виду консерваторских студентов-академистов.
Авишаи КоэнКстати, когда публика после финала концерта расходилась, довелось послушать в толпе студентов примечательные мнения, в том числе: "ну, сам он хорош, да, но поведение этих двоих остальных на сцене меня просто возмутило...". Поясню: ни Авишаи, ни Джефф не прыгали, не скакали и был одеты скромно. Дело в том, что они играли так, как играют высококлассные джазовые музыканты - с огромной внутренней свободой. А это - именно то, что консерваторского студента, как и большинство аудитории академической музыки, вполне способно не только напугать, но и оттолкнуть.
Джефф БаллардВпрочем, до финала-то мы еще не добрались. В финале (переполненный зал, в котором было не продохнуть, долго требовал "биса") Чик для начала поделил зал на пять голосов (два мужских и три женских) и заставил петь, пока он сам обыгрывал образовавшуюся красивую гармонию. Все получилось: процент присутствовавших музыкантов и просто музыкальных людей сделал свое дело, и пели чисто и красиво. Дальше пошло еще веселее. Заиграла ритм-секция, и Чик стал играть несложные, но красивые полуимпровизированные, полузаготовленные фразы, заставляя зал повторять их хором - что тот успешно и проделывал. Затем к игре был подключен и оркестр, который хорошо справился с аккомпанементом по гармонической сетке, но импровизировать лучше б не пытался. И, наконец, когда всеобщее веселье достигло апогея, Чик вновь вскинул руки и вызвал дух только что отрепетированного хора, который, повинуясь его жестам, закончил все действо светлым и мощным crescendo. И это было прекрасно - и само по себе, и как модель образцового джазового шоу, в котором и музыка прозвучала креативная (извините за отвратительный новояз, но как сказать по-русски - "творческая музыка", что ли?), и эстетская часть публики довольна, и все остальные - развлечены и полны чувства приобщения к чему-то большому и значительному.

Кирилл МошковКирилл Мошков

На первую страницу номера