ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #10
Джазовое образование как оно есть: колледж Беркли
Колледж БерклиНаверное, большинство джазовых (и многие из не джазовых!) музыкантов в России из всех музыкальных учебных заведений США назовут прежде всего колледж Беркли. Это и неудивительно: расположенный в Бостоне и работающий уже 56 лет, колледж действительно принадлежит к числу лучших не только в Америке, но и в мире - по современной музыке, конечно.
Другое дело, что Беркли - не единственный из лучших. Многие из суперзвезд оканчивали, к примеру, Университет Майами (Пэт Мэтини, Хайрем Баллок, Джако Пасториус) или же находящуюся, как и Беркли, в Бостоне Консерваторию Новой Англии (это, скорее, вотчина авангарда - среди выпускников Сесил Тэйлор, Дон Байрон, да и Дейв Дуглас тоже здесь учился). Однако Беркли лидирует в другом: в количестве. Это очень большая школа, образование здесь поставлено на почти индустриальный поток, и наработанные за пять с половиной десятилетий методики действительно позволяют молодым музыкантам очень быстро и в очень хорошем объеме овладеть всем массивом навыков и знаний, необходимых современному исполнителю как в джазе, так и в рок-музыке (непроходимого барьера между этими видами музыки в программе Беркли нет). Кроме того, колледж обладает экстраординарной международной репутацией - начиная с 60-х гг., количество иностранных студентов в нем все росло и сейчас достигает 40%. Мало того, что это самый высокий показатель среди всех учебных заведений США и что студенты приезжают сюда учиться из 77 стран мира. Это очень немало и в абсолютных цифрах. Шутка ли, почти три с половиной тысячи студентов учатся сейчас в Беркли.
Ну, а выпускники... проще сказать, кто не учился в Беркли. Помимо нынешнего Исполнительного вице-президента колледжа вибрафониста Гэри Бертона (выпуск 1961 г.), назвать можно одного из первых выпускников - бэндлидера и продюсера Куинси Джонса, пианистку Тошико Акийоши, певицу Дайану Кролл, блюзовую вокалистку Сьюзан Тедески, саксофониста Брэнфорда Марсалиса, гитаристов Джона Скофилда и Кевина Юбэнкса, трубача Роя Харгроува... Что до русских выпускников Беркли (есть и такие, хотя и немного - не больше двух-трех десятков за все время), то российскому читателю многое скажет имя саксофониста Игоря Бутмана. Кстати, один из русских выпускников - барабанщик Василий Изюмченский, в прошлом - участник "Арсенала" Алексея Козлова, сейчас работает в самом Беркли (по аналогии с системой должностей в российских вузах он - что-то вроде инспектора учебной части).
Прилегающие к комплексу Беркли кварталы центра Бостона плотно заполнены молодежью с волосами немыслимых очертаний и расцветок, одетой в фантастические одежды и увешанной музыкальными инструментами: они перебираются из одного здания Беркли в другое (у колледжа - 12 зданий, в основном это здания бывших фешенебельных отелей 40-х, и не так давно было введено в строй еще одно здание - четыре этажа репетиционных помещений в непосредственной близости к основному общежитию Беркли в бостонском районе Оллстон-Брайтон) или идут перекусить куда-нибудь по соседству.
Колледж был основан в 1945 г. музыкантом по имени Лоренс Берк (до того он работал в Нью-Йорке пианистом-аккомпаниатором и аранжировщиком,а еще раньше - получил диплом архитектора в Массачусетском технологическом институте). С самого начала его идея заключалась в том, чтобы дать возможность получить высококлассное музыкальное образование тем, кто собирается связать свою жизнь не с академической, а с современной музыкой. Первоначально колледж назывался Schillinger House (поскольку преподавание в нем велось по модной в те годы системе Шиллингера), и он представлял собой небольшую, но быстро завоевавшую авторитет у джазовых музыкантов частную школу. Два десятилетия спустя, в 1966-м, школа (получившая наименование "Беркли" в 1954-м - когда у Берка родился сын Ли: анаграмма вполне прозрачная!) была преобразована в полномасштабное музыкальное учебное заведение, получившее право присваивать звания бакалавра и магистра музыки. В 1970-м процесс трансформирования частной школы в международный колледж завершился официальным переименованием Музыкальной школы Беркли в Berklee College Of Music. Лоренс Берк руководил колледжем до 1979 г., после чего пост президента Беркли занял его сын, Ли Эллиот Берк (он возглавляет колледж и сейчас). 
Ли Эллиот Берк (слева) и авторУчебная программа колледжа непрерывно расширялась, и в настоящее время он располагает следующими отделениями: исполнительское искусство (естественно, это самое большое отделение), джазовая композиция, киномузыка, музыкальный бизнес и менеджмент, композиция, музыкальный синтез, современная композиция и продюсирование, музыкальная педагогика, сочинение песен, музыкальная терапия (это экзотическое отделение было открыто последним, в 1996 г.). Причем есть возможность как получить звание бакалавра, за четыре года изучив профильные предметы плюс предметы общего курса (литература, история и т.п.), так и игнорировать общеобразовательные предметы, все четыре года изучая только музыку: в таком случае выпускник не получает степени, но получает диплом об окончании курса. 
Заметим, что обучение в Беркли, в противоположность сложившемуся мнению, дешевле, чем в других ведущих музыкальных учебных заведениях, предлагающих программы по неакадемической музыке: один год (два семестра) в настоящий момент стоит 16 590 долларов (для сравнения: Университет Майами - 22 526, Консерватория Новой Англии - 19 650, Манхэттенская школа музыки - 20 100, Новая Школа - 19 850). 
Фонотека колледжаПервые минуты в основном здании Беркли на Бойлстон-Стрит просто оглушают: хотя в колледже полно репетиционных помещений (сорок ансамблевых комнат, 250 репетиционных кабин, шесть концертных залов от 180 до 1200 мест и т.п.), их хронически не хватает, и по коридорам и лестницам здесь и там бродят студенты с инструментами: трубачи негромко разыгрываются в укромных уголках, гитаристы щелкают струнами неподключенных инструментов на подоконниках и ступенях, барабанщики нещадно молотят себя палками по коленям, и все это - под несмолкающий гул голосов. 
Впрочем, есть места, где соблюдается полная тишина. Это - учебные студии. В Беркли их двенадцать. Зачем так много? Дело в том, что я умолчал об одном очень важном отделении, которое предлагает обучение в Беркли по специальности "звукорежиссура". Это - отделение музыкального производства и инженерии (Music Production and Engineering). Офис этого подразделения находится на странном балконе, выгороженном над зоной, где находятся бесконечные стальные стеллажи с почтовыми ящиками студентов. Хотя внизу всегда многолюдно, на балконе очень тихо: проект перестройки здания, после которого над зоной почтовых ящиков возник офис звукорежиссерского отделения, делался с участием профессиональных акустиков.

Мы беседуем с Робом Джашко, исполняющим обязанности начальника отделения музыкального производства и инженерии Музыкального колледжа Беркли.

Ваше отделение называется "музыкальное производство и инженерия". Так кого вы готовите - ответственных за производство, то есть продюсеров, или ответственных за технику, то есть инженеров?

Роб Джашко- Видите ли, мы понимаем, как устроен мир. Мы знаем, что у нашего выпускника могут сложиться самые разные условия работы. Главное, что должно у него быть - понимание того, что в реальной жизни он может рассматривать себя и как продюсера, и как инженера, и если у него есть идея, то он должен знать средства, как реализовать эту идею. Так что после Беркли наши студенты функционально способны выполнять обе работы. Готовя студентов к работе продюсера, мы даем им определенный эстетический кругозор, творческую ответственность, умение планировать работу - все знания, которыми должен овладеть продюсер. В этой роли у них есть свой круг обязанностей: они не должны касаться кнопок, частотной коррекции, они должны научиться общаться со своим инженером, уметь ставить перед ним ясно читаемую задачу, после чего тот должен сам решить, что теперь крутить, чтобы реализовать поставленную задачу. И наоборот, мы ставим их и в позицию инженера тоже, когда они выполняют только инженерные функции. В этом случае они не имеют права голоса в вопросах, скажем, выразительности соло гитары, и должны четко понимать пределы своей ответственности и круг своих обязанностей. В реальном мире, конечно, мы можем оказаться в обеих ролях или совмещать их, и мы должны быть готовы к этому. И для нас это очень интересная педагогическая задача - готовить их к обеим ролям.

Сколько студентов учится на этом отделении?

- Каждый семестр численность студентов, специализирующихся на Music Production And Engineering, колеблется в районе трех сотен. Заканчивают одни, поступают другие.

И как распределяется их время?

Одна из учебных студий Беркли- Мы располагаем двенадцатью учебными звукозаписывающими студиями, которые предлагают студентам более пятнадцати тысяч часов студийного времени за семестр. Каждый день с девяти утра до шести вечера у нас идут аудиторные занятия по специальности, которые проводятся в студиях. Некоторые студии прямо в аппаратных имеют расположенные амфитеатром сиденья для студентов, так что мы имеем возможность показывать им все на практике одновременно с теоретическими занятиями. А с шести вечера до семи или восьми утра следующего дня все двенадцать студий отдаются под творческие работы студентов. Когда я вечером ухожу домой ужинать и утром возвращаюсь в колледж, я знаю, что, пока меня не было, было использовано около ста двадцати часов студийного времени. Творческие работы, как правило, выполняются полностью студенческими командами, где одни студенты играют роль продюсеров, другие - инженеров, и каждый проект имеет определенную цель, задачу, назначенную преподавателем. Задачи варьируются: они могут быть связаны как с записью музыки для определенных прикладных целей (музыка для кино, для телевидения, для рекламы, производство CD и т.п.), так и с записью в определенном стиле и т.д.

Ну и музыканты, которых записывают студенты, наверняка тоже учатся в Беркли?

- Конечно. Сейчас у нас учится максимальное количество студентов за всю историю колледжа, около 3400, и для нас красота программы обучения на нашем отделении - в том, что мы обучаем производству музыки и звуковой инженерии этих замечательных музыкантов со всего света. И наоборот, каждый из обучающихся у на с инженеров и продюсеров - талантливый и умелый музыкант. Это очень важно. И мы не можем представить, что можно делать по-другому. Конечно, существуют школы, которые обучают только профессии звукоинженера, не требуя, чтобы студент был и музыкантом тоже. Но я не могу представить себе, как можно выполнять эту работу, не будучи музыкантом. 

То есть нужно знать звукозапись со всех сторон - и со стороны музыканта, и со стороны инженера и продюсера.

- Безусловно. Необходимо знать, как происходит исполнение музыки. Надо уметь общаться с музыкантами - а это проще всего сделать, будучи музыкантом самому. Надо знать, как продемонстрировать ту или иную творческую идею для любого инструмента (и на любом инструменте!). Уметь показать барабанам ритмический рисунок - желательно, на установке. Надо уметь показать аккорды, движение гармонии. Но при этом ты должен быть в состоянии не только с музыкантом говорить на его языке, но и с инженером - на его. И владеть инженерными знаниями, инженерным языком настолько, чтобы, скажем, даже с электриком поговорить на языке его профессии.

Здесь изучают только студийные технологии или концертную звукорежиссуру тоже?

CD со студенческими проектами, ежегодно выпускаемый колледжем- Мы предлагаем дополнительные курсы по звукоусилению и концертной звукорежиссуре. Но мы не уделяем этому слишком большого внимания. Дело в том, что мы уверены, что навыки, получаемые в студийной работе, чувство музыки, развиваемое этой работой, и получаемые в ходе специализации по студийной работе инженерные знания вполне достаточны для того, чтобы впоследствии работать в качестве концертного звукорежиссера, если жизнь так повернется. Но, если студент имеет определенный интерес и склонность к работе концертного ли, или мониторного звукорежиссера, или концертного инженера - он может овладеть и этой стороной профессии, если это, конечно, не идет в ущерб работе студента в студии.
Мы знаем, что многие из наших выпускников идут работать в пост-продакшн, в кинематограф, записывают киномузыку, диалоги, звуковые эффекты, работают в саунд-дизайне. Многие работают непосредственно в музыкальном производстве, в записи музыки для издания на аудионосителях. Некоторые работают в областях звукозаписи, ориентированных исключительно на Интернет. Но в любом виде деятельности им нужно сочетание знания технологий и глубокого понимания музыки. А это именно то, что мы стараемся им дать.
Ко мне часто приходят родители студентов, сидят тут и спрашивают: я посылаю сына (или дочь) учиться на вашем отделении, найдет ли мое чадо работу после окончания? Конечно, родителей это волнует! Ответ один: конечно, да. Конечно, работа будет! 

В следующем выпуске мы планируем продолжить рассказ о колледже Беркли, перейдя к основной его деятельности - подготовке музыкантов-исполнителей, а также международным аспектам работы колледжа.

Более полная версия интервью с Робом Джашко и рассказ об отделении звукорежиссуры Беркли будет опубликована в журнале "Звукорежиссер".

Кирилл МошковКирилл Мошков
фото автора

 

Автор выражает благодарность за помощь в организации подготовки этого материала заместителю вице-президента колледжа Беркли по общественной информации Робу Хэйзу и лично президенту колледжа Ли Эллиоту Берку.

На первую страницу номера