ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #44
Кому нужен Институт изучения джаза?
В США есть несколько учреждений, где серьезно занимаются изучением джаза. Конечно, это и Смитсонианский институт в Вашингтоне, и знаменитый Архив в Нью-Орлеане, и ряд университетских институтов и центров. Один из старейших из них - Институт изучения джаза (Institute of Jazz Studies) в университете Ратгерс, Нью-Джерси.
Институт (кратко его называют Ай-Джей-Эс) был основан тогда, когда систематическое научное изучение джаза в США (и во всем мире) еще только начиналось. В 1952 г. как общественную организацию его основал покойный ныне доктор Маршалл Стирнс, в то время - профессор средневековой литературы в престижном Хантер-Колледже; четырнадцать лет спустя Институт вошел в состав Университета Ратгерс, одного из наиболее престижных государственных университетов Северо-Востока США (государственных - потому что совсем уж престижными в этой части Штатов считаются университеты частные, вроде Принстона). Конечно, вот так за здорово живешь взять и включить в свою структуру институт по изучению какого-то там джаза университетская бюрократия не могла. Помогло только то, что уходивший на покой Стирнс все архивы Института, и тогда уже немаленькие, просто подарил Ратгерсу. Волей-неволей пришлось включать в состав университета подразделение, которое этими архивам бы занималось.
В 1994 году Институт переехал в то помещение, которое занимает и сейчас. Это половина четвертого этажа здания библиотеки им. Джона Даны, расположенного в одном из трех кампусов Ратгерса - в Ньюарке (два других находятся в Нью-Брансвике и Кэмдене). 
Ньюарк - большой и старинный город в Нью-Джерси (население с пригородами - почти два миллиона), но он безнадежно скрыт тенью своего гигантского восточного соседа - Нью-Йорка - и почти поглощен им. Во всяком случае, в последние полвека Ньюарк рассматривается исключительно как западный промышленный пригород Большого Нью-Йорка (эдакие двухмиллионные Люберцы). Кампус Ратгерса - своего рода город в городе (тут даже полиция своя, отдельная). Скучная геометрическая архитектура университета органично включает кампус в мрачные кварталы Ньюарка, а пестрые, живописные толпы студентов изрядно разнообразят пейзаж (в Ратгерсе учится масса студентов из Азии -в первую очередь из Индии, Китая и Кореи).
Теренс Рипмастер в ИнститутеМоим проводником по Институту был его внештатный сотрудник Теренс Рипмастер - когда-то профессор мировой истории Ратгерса, когда-то - председатель Джазового общества Нью-Джерси, автор нескольких книг о джазе (в том числе биографии земляка-джерсийца, гитариста Бакки Пиццарелли - отца поп-джазового певца Джона Пиццарелли), а теперь - простой американский пенсионер. В настоящее время Теренс работает над большой книгой о джазовом ведущем "Голоса Америки" на протяжении сорока лет - Уиллисе Коновере, и значительную часть материала он черпает из огромного хранилища Института.
Да, хранилище (назвать это просто библиотекой язык не поворачивается) - главное сокровище IJS. Только представьте себе материальное воплощение вот каких цифр. В Институте хранятся полные комплекты (иногда - за несколько десятилетий!) более чем ста джазовых периодических изданий. На полках стоит свыше пяти тысяч книг о джазе (в том числе сотни уникальных малотиражных изданий - дискографий, биографий, диссертаций). Это мы с вами идем в глубь помещения Института, оставив за спиной кабинеты штатных сотрудников (о них чуть позже) и рабочий зал. Наконец библиотечные полки кончаются: дальше - дверь, за которой - главное. Звуковой архив. В фондах IJS хранится около СТА ТЫСЯЧ джазовых записей - от шеллачных пластинок на 78 об/мин до компакт-дисков. Я не оговорился: именно ста тысяч. Это крупнейшая коллекция в мире, не принадлежащая частному лицу. Впрочем, крупнейшая известная мне частная коллекция - она принадлежит музыкальному обозревателю "Сан-Франциско Экзаминер" Филу Элвуду - примерно вполовину меньше. Вполне вероятно, что существуют и более обширные коллекции, но, судя по всему, их владельцы не любят саморекламы.
Коллекция непрерывно пополняется: мне показали десятки картонных ящиков, полных виниловых пластинок и компакт-дисков, еще не разобранных и не попавших в каталог. Это - подарки, которые непрерывно поступают в IJS от десятков самых разных людей.
Почти вся коллекция уже внесена в компьютерный каталог (эта работа началась лет восемь назад). К сожалению, заведующий этим направлением деятельности Института Дональд Лакк в свое время создал каталог под DOS, и портировать уже созданную титаническую базу данных под другую платформу вряд ли представляется возможным. Может быть, серьезные программисты смоги бы выполнить такую задачу, но это стоит больших денег, а Институт, увы, стеснен в средствах. Впрочем, это общая проблема для всех масштабных проектов в области изучения джаза: за столетие развития этой музыки накопилось такое количество материалов, что любая задача по единомоментному переводу каталогов или тем более самих материалов в электронную форму или же из одного электронного формата в другой встает в колоссальные деньги. Например, в начале 2000 года создающийся в Университете Айдахо Центр истории джаза получил доступ к огромному архиву записей передач Уиллиса Коновера, сваленному в подвалах "Голоса Америки". Радиостанция готова отдать эти пленки (содержащие сотни часов никогда не публиковавшихся на территории США интервью десятков и десятков ведущих персоналий джазовой истории) за бесценок, и Университет Айдахо планирует перевести все записи в цифровую форму и сделать этот титанический архив общедоступным через Интернет. Однако, когда специалисты оценили стоимость работы по цифровой перезаписи, цифра поставила всех в тупик: один миллион двести тысяч долларов! Похоже, что в Айдахо до сих пор не знают, как подступиться к поискам такой суммы.
IJS тоже сталкивается с безденежьем: изучение истории джаза не входит в число приоритетных направлений деятельности университета Ратгерс, и финансирование Института минимально. В связи с этим штатных научных сотрудников в IJS всего семь. Трое из них занимаются преподавательской деятельностью (в Институте есть программа постградуального обучения - по-нашему, магистратура или аспирантура: можно, закончив базовое обучение и став бакалавром на каком-либо из факультетов Ратгерса, получить здесь звание магистра по истории джаза). Это доктора Уильям Бауэр, Генри Мартин и сам директор учебных программ IJS доктор Льюис Портер, автор книг о Лестере Янге и Джоне Колтрейне и редактор ежегодного альманаха "Янговские чтения" (изучение творческого наследия Лестера Янга в IJS выделено в отдельную программу).
Остальные четверо - собственно исследовательский штат Института. Это уже знакомый нам библиотекарь-каталогист Дональд Лакк, его сотрудник Винсент Пелоте (специалист по реставрации звукозаписей и автор множества тематических дискографий), заместитель директора Института Эд Бергер (ныне - старейший его сотрудник) и директор IJS, прославленный ветеран джазовой журналистики Дан Моргенстерн.
Дан МоргенстернМоргенстерн возглавил Институт в 1976-м, уже обладая громким и безусловно авторитетным именем. Начав писать о джазе в 1958-м, он был последовательно редактором журналов "Джаз", "Метроном", с 1964 по 1967 - нью-йорским редактором "Даунбита", а с 1967 по 1973-й возглавлял это издание. Он писал для New York Post, Chicago Sun Times, был нью-йоркским корреспондентом британского Jazz Journal и японского Swing Journal, сам написал важный труд "Jazz People" (1976) и участвовал в создании таких основополагающих книг, как "New Grove Dictionary Of Jazz" и "Dictionary Of American Music", преподавал историю джаза в Институте Пибоди (Университет Джона Хопкинса), Бруклин-Колледже и Университете Нью-Йорка. Он также организовывал ряд знаменитых концертных серий в Нью-Йорке (в первую очередь знаменитые летние концерты в саду Музея современного искусства в 1961-66 гг.), вел и несколько известных джазовых радио- и телепрограмм и продюсировал множество переизданий классических джазовых записей. Он входит в правления нескольких влиятельных организаций - от NARAS (Академия искусства звукозаписи, которая вручает премии Grammy) и Национального фонда искусств США до Джазового Института Чикаго (сооснователем которого он был) и жюри датской международной джазовой премии Jazzpar. Кроме всего прочего, он шестикратный лауреат Grammy по категории "Лучшая статья на обложке альбома" (1973, 1974, 1976, 1981, 1991, 1995). Короче говоря, Дан Моргенстерн - одно из самых ярких имен в джазовой журналистике и изучении истории джаза. 
Моргенстерн вспоминает, что получил предложение возглавить Институт после того, как покинул "Даун Бит" из-за несогласия с тогдашней политикой учредителей журнала и провел в Нью-Йорке полтора года, зарабатывая на жизнь как "фрилансер". К тому моменту уже вышла его книга "Jazz People", получившая очень хорошую прессу, да и десять лет работы в "Даун Бите" сделали его имя весьма известным в СМИ, так что он вполне мог зарабатывать таким образом и дальше, но ему хотелось постоянной работы, и он принял предложение университета Ратгерс.
На тот момент Институт имел весьма, весьма шаткий статус внутри Университета, будучи официально одним из учреждений системы "дополнительных подразделений" (University Extensio Division) Ратгерса (что предполагало минимальное финансирование и время от времени случавшийся перевод из одного помещения в другое). Моргенстерн добился ряда грантов на научную работу, в первую очередь на каталогизацию коллекций, взял на работу нескольких новых сотрудников (часть из которых и сейчас остается в Институте), а самое главное - установил дружеские отношения с новым главой университетской библиотеки, Хэнком Аделмэном, который оказался поклонником джаза и стал много и продуктивно помогать Институту (хоть тот и не входил в структуру библиотеки, а был на тот момент приписан к одному из расположенных в Нью-Брансвике подразделений, физически находясь при этом в Ньюарке). Совместно Дан и Хэнк добились перевода Института в библиотечную структуру университета, добыли ряд грантов на поддержание его существования и - самое главное - деньги на приобретение колоссальной коллекции джазовых периодических изданий, ранее принадлежавшей крупному собирателю Хэролду Фратцеру. В последние годы Институт, как я уже упоминал, в основном занимается каталогизацией своих гигантских архивов, но Моргенстерн видит еще несколько важных направлений деятельности. Под его руководством архивы медленно, но верно переводятся в цифровую форму (сейчас идет речь об оцифровке колоссального архива фотографий, а оцифровка музыки и расшифровка сотен пленок с разнообразными интервью уже идет). Кроме того, есть ряд фондов, которые оплачивают отдельные направления исследования - например, фонд имени Бенни Картера, который каждый год оплачивает одному специалисту возможность приезда и работы с архивами Института по тематике, связанной с этим музыкантом (так в IJS уже поработали специалисты из Калифорнии, Дании и Франции). Короче, невзирая на объективные (прежде всего финансовые) сложности, Институт под руководством Моргенстерна пополняет свою сокровищницу, делает ее доступной для специалистов и медленно, но верно ведет дело к общедоступности своих архивов через Интернет.
Правда, есть только одно "но": все это делается в основном энергией и авторитетом Дана Моргенстерна. Он пока в прекрасной форме, и дай Бог ему здоровья, но в октябре 2000-го ему уже исполнился 71 год...

Кирилл МошковКирилл Мошков, редактор "Полного джаза"

 

Полностью материал будет опубликован в журнале "Jazz-квадрат"
Особая благодарность: Теренс Рипмастер, Джанет Соммер (фото Дана Моргенстерна)

На первую страницу номера